Про меня говорили: "Ты уже не котенок,
Но и кошкой тебя, еще рано назвать.
Ты родной и любимый, маленький львенок,
Что пытается в жизни хоть раз зарычать".

Про меня говорили: "Теперь уж ты кошка,
Как пантера мудра и ленива подчас.
За друзей одной лапой прихлопнешь, как мошку.
Но врага своего не пойдешь добивать".

Про меня говорили: " У тебя девять жизней".
Я смеялась в лицо и бросала им в след:
"Приручите меня, если очень хотите, только
Можно, сначала, я дам вам совет?!

Каждый, кто приручал, уходил восвояси.
Получив медный грош, и царапин штук сто.
Повод и ошейник, разорваны в клочья,
Ну, а я снова громко смеюсь вам с лицо.

Прежде чем приручить, иль пытаться, быть может.
Сделать дикою кошку, домашней, ручной.
Вы к ней подойдите, погладьте немножко,
Быть может, проникнется к вам добротой.

Да, но есть и обратная часть у медали.
Если вы, хоть немного ее оскорбив,
Приручать вновь взялись и свободы не дали…
То вам лучше, спокойней, ее отпустить.

Кошка, вредная может, но свобода дороже,
Чем устоев веков седовласая тень.
Разлетятся в песок любые оковы,
Что пытаются сделать свободу ничьей".